Реабилитационный центр для женщин в астане

Приют для одиноких мам

Год назад несколько успешных бизнесменов объединились и открыли в Астане первый кризисный центр для матерей с новорожденными детьми под названием «Дом мамы». Цель этого проекта – выяснить, почему некоторые матери хотят отказаться от своих детей, помочь этим женщинам и не дать малышу попасть в детский дом.

«Дом мамы» сотрудничает с родильными домами по всему Казахстану. Если какая-то роженица собирается отказаться от своего малыша, то координатор проекта уговаривает молодую маму не принимать поспешных решений, а пожить какое-то время со своим ребенком в кризисном центре. Здесь женщинам оказывают моральную и материальную поддержку, предоставляют все необходимое, включая питание, одежду, детские принадлежности, обеспечивают медицинским обслуживанием на срок до 1–1,5 лет. Естественно, все это абсолютно бесплатно.

Ислям – один из первенцев дома. Его мама на последних месяцах беременности оказалась в «Дом мамы». Из роддома их встречали сотрудники астанинского центра. Сегодня мальчик сделал свои первые шаги. Это целое событие не только для его мамы, но и для всех обитателей дома.

Сотрудники «Дома мамы» работают с женскими консультациями, информацию о центре распространяют в вузах, колледжах, в неблагополучных районах города, на рынках. Но большинство женщин поступают сюда сразу из роддомов. Хотя здесь предоставляют кров и беременным девушкам, если им некуда идти.

Айдане 19 лет, она из Туркестана. Работала в Астане няней. Когда девушка сообщила своему парню о беременности, он пообещал жениться. А потом перестал отвечать на телефонные звонки. Но тем менее девушка решила рожать. Мать Айданы поддержала ее решение. Однако Айдана говорит, что отец и брат не знают о том, что она беременна, и она боится их реакции. Девушка удивила нас, согласившись позировать перед фотообъективом, в отличие от многих других обитательниц дома, которые просили не фотографировать их. Айдана надеется, что ее парень все-таки вернется к ней и заберет ее с ребенком из «Дома мамы», где она проживает сейчас.

В основном здесь живут молодые женщины, приехавшие на заработки в столицу из других городов и сел. Возрастная категория – 15–25 лет. Бывают, конечно, и исключения. Недавно из Хромтау привезли 15-летнюю девочку. Сотрудники фонда сначала очень удивились: молодая мама сама еще выглядит как ребенок, а у нее уже на руках младенец.

Вере 20 лет. Она тоже была не против фотосъемки. Так же, как и ее восьмимесячная дочь Элиза, смело смотрела с улыбкой в камеру. В 13 лет Вера осталась сиротой, ее мама погибла, а отец умер еще раньше. Ее определили в карагандинский детский дом «Асем». Вера с отличием окончила среднюю школу. Потом гуманитарно-педагогический колледж. По специальности она учитель музыки. Работала кассиром, няней в доме малютки. До родов находилась в карагандинском доме юношества, где живут выпускники детских домов. В «Дом мамы» она поступила, когда ее дочке Элизе было всего 8 дней. Сначала она хотела отдать дочь в «Дом надежды» – там в определенные дни разрешается видеться с ребенком. Но потом обратилась за помощью к сотрудникам кризисного центра и оказалась здесь.

Вера счастлива, что сейчас она может быть рядом с любимой доченькой Элизой круглые сутки. Когда Элизе исполнится полтора года, она хочет выйти на работу, отдать ребенка в садик. Она рассказывает, что у нее есть две бабушки и тетя. Но она с ними давно не общается – с тех пор, как они продали дом и имущество их семьи. У Веры есть еще сестренка и братик. Сестра учится в Караганде на кондитера, а 8-летний братик находится в детском доме.

Всю домашнюю работу (приготовление еды, уборка помещений и так далее) женщины делают сами. Они составляют график дежурств и по нему занимаются уборкой, стиркой, глажкой.

На кухне во время нашего посещения хозяйничала Шынар. Она собиралась приготовить на ужин плов.

– Каждый готовит свое любимое блюдо и то, что хорошо умеет, – улыбаясь, ответила она на вопрос, кто и как составляет меню.

Алине 21 год. Мать выгнала ее из дома, когда узнала, что дочь беременна, а отец ребенка не собирается жениться на ней. Она поставила ей условие: если не сделаешь аборт, можешь не появляться в моем доме. Алина не стала прерывать беременность. В роддоме хотела написать отказную, так как идти с ребенком ей было некуда. Но сотрудники «Дом мамы» уговорили ее не делать этого и предложили ей кров.

Сегодня Алина говорит: «Господи, как я могла отказаться от этого чуда? Спасибо, что предостерегли меня от этого шага. Если бы я написала тогда отказную, я бы не смогла потом ее вернуть. Никогда. Ее бы удочерили. И я бы никогда не смогла увидеть свою кровиночку».

По словам сотрудников центра, если первые три-четыре месяца мать находится рядом со своим ребенком, кормит его грудью, то после этого она уже не может его оставить. Поэтому очень важно сохранить связь матери и ребенка именно в этот критический период.

Айгуль живет здесь с двумя детьми. Вообще, по правилам в «Дом мамы» принимают только с одним новорожденным ребенком, но для нее сделали исключение. Уж слишком исключительна ее история.

В 18 лет Айгуль вышла замуж. Была роскошная свадьба, о которой мечтает каждая девушка. Сватовство с подарками, сырга-тагу, кыз-узату. Белоснежное платье и фата. Мусульманское бракосочетание неке в мечети. Лимузин, подарки, пожелания счастья в семейной жизни и кучу малышей от многочисленных родственников с двух сторон. Казалось, жизнь удалась. О чем еще может мечтать простая девушка из Казыгурта?!

Через год после свадьбы родился их первенец. После рождения ребенка к ним приехала одна из сестер супруга. Свекровь сказала, что она живет далеко от них, давно замужем, но вот детей у них нет. Затем родители мужа, золовки и все родственники начали уговаривать Айгуль, чтобы она отдала своего новорожденного малыша бездетной сестре мужа. Со всех сторон на нее оказывали психологическое давление. Мол, ты молодая, еще родишь, а сестру мужа могла бы осчастливить. Ребенок будет расти в нашей же семье, мы же родственники, он всегда будет перед твоими глазами. В конце концов Айгуль поддалась на уговоры. Испытала, конечно, дополнительный к послеродовому стресс, подписала какие-то бумаги. Но не могла ослушаться родственников.

Было тяжело, Айгуль не видела своего первенца. Не видела его первой улыбки, первых зубиков, первых шагов. Она все время о нем спрашивала у родственников мужа. Ей говорили, что сестра живет далеко и не может пока приехать. Лишь один раз в течение года ей показали малыша. Через год она родила второго ребенка. История повторилась. Снова приехала сестра мужа, начались уговоры родственников. На этот раз Айгуль сказала твердое нет. Так и заявила категорично: «Я вам не инкубатор для рождения детей вашей сестре». Родственники мужа оставили ее в покое. Женщина наслаждалась материнством, сыночек радовал ее каждый день. И еще ждала третьего ребенка. Когда она была на седьмом месяце беременности, к ним опять приехала сестра мужа. Случайно подслушав разговор родственников, Айгуль поняла, что они планируют забрать и ее третьего, еще нерожденного ребенка. Еще большой шок ее ожидал чуть позже.

Оказалось, что женщина, которая воспитывает ее первого ребенка, вовсе не сестра мужа. Она его жена. Первая. Они не разводились и до сих пор живут вместе как муж и жена. И они живут в этом же городе. А когда муж говорил, что уезжает в длительную командировку, то никуда он не уезжал, а шел к себе домой, к своей первой супруге. Официальной. А женился он на Айгуль, чтобы она рожала ему детей и ухаживала за пожилыми родителями.

Беременная Айгуль долго не могла оправиться от шока. В стрессовом состоянии она не ведала, что творит, хотела убить ребенка во чреве, хотела убить себя. Но оставить годовалого сына родственникам она не могла. Женщина забрала его и ушла. Ушла ни с чем и в никуда. Из роддома ее забрали сотрудники «Дом мамы». Она и ее двое малышей уже почти год находятся здесь. Айгуль не хочет, чтобы ее фотографировали. Она не хочет общаться с корреспондентами. Зато ее карапузы по пятам ходят за фотографом и радостно улыбаются, когда он направляет на них объектив камеры.

По словам директора фонда «Ана уйi» Балии Кенжеболатовой, более 30 процентов женщин уходят от них в семьи. За некоторыми приезжают одумавшиеся женихи, а кто-то возвращается в родительский дом. В «Дом мамы» часто попадают выпускницы детских домов. Этим девочкам некуда идти с новорожденными детьми, а двери их центра всегда для них открыты.

Несколько таких историй со счастливым концом нам рассказали в астанинском «Дом мамы».

Беременную Асель родители выгнали из дома. После выписки из роддома она жила с малышкой в кризисном центре. Об этом узнали соседи, пришли к ее родителям и пристыдили: «Как вы можете спокойно жить, когда ваша дочь с малышом находится в кризисном центре? Если вы не заберете ее оттуда, то мы сами заберем. У нас будет жить», – сказали они. И тогда родители Асель забрали свою дочь с внучкой домой.

Света ждала ребенка, когда в автокатастрофе погиб муж. Мать мужа выгнала беременную невестку. Свете некуда было идти, и она оказалась в кризисном центре. Через некоторое время отсюда ее забрал к себе друг мужа. Он женился на ней, сказав, что будет воспитывать ребенка своего погибшего друга и не позволит ему расти без отца.

Зареме было 30 лет, когда она попала сюда. Она была замужем, жила с родителями мужа. У них долго не было детей. И вот наступила долгожданная беременность, но на пятом месяце врачи сказали, что у ребенка синдром Дауна. Свекровь настаивала на прерывании беременности, так же, как и врачи. Зарема отказалась. Ее выгнали из дома. Женщине некуда было идти, и она ночевала в мечети. Люди помогли, рассказали о кризисном центре, и до родов она жила в «Дом мамы». Зарема родила здорового ребенка. Через какое-то время за ней приехали ее муж и свекровь. «Сначала женщина была в шоке. Не хотела их прощать. Но наши психологи уговорили ее, что простить нужно. Зато теперь ребенок живет в семье, с мамой и папой», – рассказывает Балия Кенжеболатова.

Кроме астанинского в Казахстане работают еще 18 подобных домов мамы. Их работа была запущена всего лишь за год. И за этот период там получили помощь более 200 женщин. В течение месяца будут открыты еще 7 домов, а всего в планах фонда – 58 таких кризисных центров во всех областях Казахстана.

По словам организаторов фонда и «Дом мамы», в перспективе в рамках проекта запланирована программа обучения для молодых мам. В нескольких городах уже открыты швейный цех, парикмахерские курсы и курсы маникюра. В сентябре будет запущена централизованная программа обучения специальностям «повар», «визажист», «парикмахер». Таким образом за полтора года пребывания в центре женщины смогут приобрести профессию, трудовые навыки и материально обеспечить себя и ребенка.

Недавно в Астане прошло совещание руководителей столичного отдела опеки и детских домов. Там заведующая домом малютки отметила, что на сегодняшний день в их приюте нет детей на усыновление. Потенциальным сиротой мог стать 41 ребенок – мамы хотели отказаться от ребенка в роддоме. Но не стали, и сегодня дети живут вместе со своими матерями в «Дом мамы».

Надежное укрытие в помощь жертвам бытового насилия в Казахстане — Посольство Финляндии, Астана : Актуально

ПОСОЛЬСТВО ФИНЛЯНДИИ, Астана

12 Samal Microdistrict

010000 Astana, Kazakhstan

Тел. +7-7172-44 21 21

Надежное укрытие в помощь жертвам бытового насилия в Казахстане

Принятие закона о противодействии бытовому насилию – это шаг в лучшее будущее для Казахстана, однако на практике подобное нарушение закона наказывается максимум несколькими неделями заключения. Республика Финляндии поддерживает организацию шелтеров, в которых женщины могут обрести поддержку и защиту.

Ольга (имя изменено) рассказывает свою историю при свете маленькой спальни на окраине Петропавловска, Северо-Казахстанская область. Кровати к утру превратились в сложенные диваны, постельное белье – свернуто и сложено в гостиной ввиду отсутствия шкафа.

В настоящий момент в комнате проживают три женщины и ребенок. В гостиной все еще остается место на диване для четвертой женщины. Когда в квартире находятся одновременно шестеро человек, становится тесно. Однако, большинство «гостей9raquo; останавливаются, как правило, на пару ночей.

Она находится в безопасном убежище, организованном общественным объединением «Центр поддержки женщин», уже несколько недель. Ольга попала под колесо бюрократической «машины9raquo;: она прописана в соседней деревне, и работу в городе она не может получить, пока у нее не будет соответствующих документов.

Место жительства она не может поменять до тех пор, пока не закончится бракоразводный процесс, нет у нее и возможности сдать в аренду собственную квартиру до того, как пройдет раздел имущества. А самое главное – то, что она не может больше находиться в своем доме, потому что там живет её агрессивный муж.

Закон защищает женщин лишь на короткое время

В Казахстане тысячи женщин разделяют судьбу Ольги. Закон, принятый в 2009 году и запрещающий домашнее насилие, это, безусловно, шаг в лучшее будущее, однако на практике последствия для нарушителя являются незначительными. Нарушение этого закона карается максимум несколькими неделями заключения. После этого большая часть осужденных возвращается домой.

Для 16-и миллионов жителей страны размером с Западную Европу действуют всего пять шелтеров, предоставляющих временную защиту. Более того, большинство спальных мест в таких убежищах предназначены для жертв торговли людьми.

Торговля людьми имеет место и в Петропавловске. У некоторых Ольгиных соседок по комнате имеется и такой негативный опыт.

«Центр поддержки женщин» начал заниматься проблемами женщин еще в 2000 году. Организация начала свою деятельность по оказанию помощи женщинам с организации работы телефона доверия. Сегодня каждый месяц на горячую линию телефона доверия поступают более 60 звонков. По крайней мере в 10-и случаях из них, женщине требуется жилье.

Возникла необходимость создания еще одного убежища

Квартира, находившаяся в ведении организации, была отремонтирована при поддержке Посольства Финляндии. Более того, она превратилась в новый, пятый по счету шелтер в Казахстане.

«Центр поддержки женщин» с шелтером обслуживают весь Северо-Казахстанский регион, где близость границы с Россией только усугубляет существующие проблемы.

Здесь под руководством Алины Орловой работают шесть человек. Изначально шелтер был домом Алининой матери, но после ее смерти квартиру было решено преобразовать в организацию.

Шелтер был образован достаточно быстро и своевременно: необходимость в нем уже давно назрела. Уже в течение первого года работы шелтера всего около 30 женщин и 6 детей прошли через него. Большинство из них сбежали из дома из-за ситуации бытового насилия, однако были и несколько жертв торговли людьми.

Под кровом шелтера можно также обрести специальность

Помимо социальной реабилитации, при необходимости клиентам шелтера предоставляется психологическая и правовая поддержка. Более того, тем, кто находится в шелтере в течение продолжительного времени, предоставляется возможность получить образование и профессиональное обучение.

Ольга не нуждается в образовании. Как только ее документы будут в порядке, все образуется и с работой. Её же соседки по комнате приобрели специальности парикмахера, мастера по маникюру, а также повара на выбор.

Сотрудничество с местными органами управления и полицией у организации хорошо налажено; польза от работы шелтера была отмечена.

В конце дня раздается телефонный звонок от Ольги: её бракоразводный процесс завершился. Жизнь начинает налаживаться.

Автор является советником по вопросам развития Посольства Финляндии в РК.

Посольство Финляндии оказало финансовую поддержку организации и деятельности шелтера для женщин в Петропавловске из средств фонда развития.

Напишите нам
Напишите нам